ВВП Казахстана в январе-июне вырос на 5,1%

полезное новое люди разное экономика


“Кто успел, тот сам покинул судно”

Танки не выдержали шторма

11 декабря 2011 года «Кольская», буксируемая ледоколом «Магадан» и транспортно-буксировочным судном «Нефтегаз-55», вышла от места бурения скважины на западном шельфе Камчатки к сахалинскому побережью.

С 11 по 15 декабря буксировка шла в штатном режиме при подходящей погоде. С 15 по 16 декабря по курсу следования буровой установки погода усугубилась - начался шторм, высота волн достигала 3,5-4 м, скорость ветра - 18 м/сек. По данным следователей, 1-ые повреждения буровая установка получила еще за трое суток до затопления.

«В ночь на 16 декабря ответственный за буксировку капитан Миша Терсин принял решение прирастить скорость буксировки “Кольской” до 5 узлов в час, надеясь таковым образом скорее перескочить шторм»,– сказал «Ъ» заместитель управляющего ДВСУТ Александр Демин. По его словам, это стало одной из обстоятельств, приведших к катастрофе.

Дело в том, что «Кольская», на самом деле, являлась большущим плавучим понтоном, на котором располагались буровая вышка, вспомогательное оборудование, высотная рубка с каютами для экипажа и рабочих, электростанция и склады. По углам понтона были установлены три опорные колонны высотой 141 м. В шторм колонны на третья часть опускались в воду для роста остойчивости буровой, а во время бурения - упирались в дно и поднимали платформу над водой.

На этот раз опосля ускорения началось мощное биение опорных колонн, так именуемых ног, о корпус буровой. Это привело к повреждению носовых танков, в которые начала поступать вода. Потом мощный ветер и волны практически раскачали «Кольскую», у которой из-за затопления танков сместился центр масс.

Следует отметить, что танки «Кольской» повреждались и ранее. К примеру, в августе 2011 года, когда ее перевозили на особом судне «Трансшельф» из Мурманска в Магадан через три океана - Атлантический, Индийский и Тихий. «Опосля буксировки в носовых танках обнаружились опоясывающие трещины. В порт Магадана были вызваны спецы Комсомольского-на-Амуре судостроительного завода. Они провели ремонтные работы, и инспекция морпорта признала судно годным к предстоящей работе»,– говорит Александр Демин, отметивший, что суровых замечаний по выходе из порта судно не имело.

Вертолет по переписке

Старший ассистент капитана Игорь Сухомлин, обеспокоенный мощной вибрацией корпуса и ударами колонн о платформу, в обход капитана Терсина отдал приказ буксирующим судам сбавить скорость. За это, кстати, он получил выговор от Миши Терсина. Команды опустить колонны на несколько пролетов в море и оттянуть таковым образом момент затопления платформы так не поступило вплоть до крайнего дня, невзирая на то что «Кольская» шла с течью и мощной вибрацией через шторм еще двое суток - 17 и 18 декабря. В эти дни шторм усилился, а у буксировщиков начались трудности: на «Магадане» оборвалась прядь буксировочного троса, «Нефтегаз-55» тормознул по техническим причинам: на судне штормом сорвало фальшборт и вышел из строя один из движков. В итоге буксировка «Кольской» практически тормознула, оба судна и платформа легли в дрейф.

После чего капитан Миша Терсин по спутниковой связи попросил находившихся в Мурманске управляющих АМНГР, обладателя «Кольской», навести к платформе наиболее мощнейший буксир. Но ближний из их оказался далековато - в 20 часах хода от платформы.

В ночь на 18 декабря капитан Терсин сказал управлению АМНГР в Мурманск, а переговоры с ним вели и. о. главенствующего инженера компании Леонид Бордзиловский и и. о. заместителя гендиректора по мореплаванию Борис Лихван, о том, что существует угроза утраты платформы. К этому моменту ситуация на «Кольской», находившейся в открытом море в 200 км от Сахалина, была критической - насосы не управлялись с затапливавшей носовые танки водой, даже откачивая по 150 кубометров в час, из-за этого буровая получила мощный наклон в носовой части.

Ответственный за буксировку Миша Терсин начал переговоры о том, чтоб часть людей перевезти вертолетом на «Магадан» и «Нефтегаз-55», все таки оставив мало нужный экипаж на «Кольской». Это решение управлением АМНГР было одобрено.

Но переговоры с компанией «Авиашельф» о выделении Ми-8 без подготовительной оплаты затянулись практически на 5 часов - компания востребовала гарантийное письмо, потом приобретенный документ ее кое-чем не устроил, и АМНГР пришлось готовить новейший…

Пока решали эти вопросцы, время шло, и в итоге вертолет вылетел на место ЧП через час опосля затопления платформы, а прибыл через три часа опосля того, как «Кольская» была на дне.

Излишние люди

18 декабря в семь утра по сахалинскому времени экипаж начал опускать «ноги», но к этому времени механизм управления колоннами разбили волны и он вышел из строя. В 09:24 утра, согласно данным сахалинского МЧС, с «Кольской» был подан сигнал SOS.

В 12:46 платформа сильно накренилась носовой частью и опрокинулась. Это зафиксировали «Магадан» и «Нефтегаз-55», передав информацию о ЧП Центру управления в кризисных ситуациях МЧС Рф по Сахалинской области.

«Управление АМНГР не запрещало подавать сигнал SOS, как считают некие. Но экипаж был должен согласовать принятие решения о подаче сигнала бедствия с Леонидом Бордзиловским. Уполномоченный на это капитан Терсин в итоге так не подал сигнал - это сделал капитан буровой установки Александр Козлов»,– отметил государь Демин.

Команды покинуть платформу экипажу никто не дал. Был только приказ надеть спасательные жилеты. По словам следователя, все выжившие при кораблекрушении спаслись сами. «Удалось спастись тем, кто в это время находился в высшей части “Кольской”, они были одеты в гидрокостюмы. В это время часть экипажа пробовала снять спасательную шлюпку с 1-го борта и по верху платформы перенести на иной, чтоб удобнее выполнить спасательную операцию. Но крупная часть людей находилась в собственных каютах и даже не успели выйти».

Позднее следствие при помощи профессионалов установило, что на «Кольской» неоправданно находились 28 из 67 человек. Это были вахтовые рабочие и обслуживающий персонал, не задействованные в самой буксировочной операции. Следствие считает, что излишние люди перевозились по распоряжению главенствующего инженера Бордзиловского. Разумеется, решение перевозить людей не на отдельном судне, а на буровой платформе было принято судовладельцем ради экономии средств.

«“Кольская” по размерам - как маленькой город, там у каждого спеца своя каюта, все обустроено. Экипажу “Кольской” просто сказали решение главенствующего инженера о том, что все останутся на платформе, и все»,– говорит Александр Демин. Следует отметить, что начальник буровой установки Александр Коваленко предупреждал государя Бордзиловского о угрозы нахождения на покоробленной платформе огромного количества людей, но тот, как установило следствие, попросил больше не тревожить его по этому вопросцу. К тому же ответственный за буксировку Миша Терсин оценивал ситуацию не настолько критично.

Пытаясь спастись, моряки карабкались на задиравшуюся корму и прыгали с высоты в 10-ки метров. Те, кому удалось покинуть платформу, провели в ледяной воде Охотского моря около 3-х часов, в то время как «Магадан» и «Нефтегаз-55» пробовали их подобрать. Из-за шторма, также из-за особенностей конструкции буксирующих судов, не созданных для спасения людей, это было нелегко. «Поначалу они подплыли к ледоколу, те кидали им сетки, спасательные круги на веревке - так удалось поднять троих. Основную часть сумел подобрать “Нефтегаз-55”. В итоге удалось спасти 14 человек. Еще 17 тел позже отыскали спасатели. Вертолет, прилетевший лишь через четыре часа опосля затопления “Кольской”, сумел только забрать людей с буксировочных судов и доставить их в ближний населенный пункт - поселок Ноглики на севере Сахалина»,– говорит Александр Демин.

Другие 36 человек, находившиеся на «Кольской», так не были найдены и по решению суда были признаны погибшими.

Капитана будут судить посмертно

Для того чтоб установить последовательность катастрофических событий и причину крушения, следствию пришлось провести наиболее 60 экспертиз, в том числе сложную эксплуатационно-техническую экспертизу. В свою очередь судовладелец - АМНГР - заказал исследование затонувшей платформы. Километровая глубина не позволяла употреблять обычное оборудование, потому для осмотра «Кольской» употребляли глубоководный аппарат Triton, традиционно применяемый для проверки нефтегазовых труб, проложенных по дну океана. В процессе четырехдневной операции спецы провели цветную и черно-белую видеосъемку затонувшей платформы. На месте осмотра происшествия находились родственники погибших и следователь ДВСУТ, который составил протокол осмотра и допросил профессионалов, работавших на установке Triton.

«Операция была неповторимой и обошлась судовладельцу наиболее чем в 7 млн руб. Тем более осмотр затонувшей “Кольской” ничего, что бы чрезвычайно посодействовало следствию, не отдал, но дозволил узреть состояние платформы и изучить повреждения. Платформа сильно деформировалась - под давлением, разломилась на части - одна колонна там, иная тут. Носовая часть глубоко ушла в сильно заиленное дно - осмотреть ее, а тем паче просочиться вовнутрь не представлялось никакой способности. Чтоб спустить туда людей, необходимо было бы употреблять глубоководные аппараты “Мир”»,– говорит следователь Демин.

По версии следствия, к трагедии буровой установки и смерти 53 человек привели «бездействие и ненадлежащее выполнение собственных проф обязательств» со стороны и. о. главенствующего инженера АМНГР Леонида Бордзиловского и и. о. заместителя гендиректора по мореплаванию Бориса Лихвана. Ответственный за буксировку судна начальник службы эксплуатации флота и сохранности мореплавания, капитан Миша Терсин пропал без вести и признан погибшим. Как считают в ДВСУТ, руководители АМНГР должны были как минимум выслать не занятых в буксировке платформы людей на отдельном судне. Во всяком случае, это записано в правилах.

На прошлой недельке государю Бордзиловскому было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 263 УК РФ (нарушение правил движения и эксплуатации морского транспорта, повлекшее по неосторожности смерть 2-ух и поболее лиц). Ранее обвинение по той же статье было предъявлено государю Лихвану. Им угрожает от 5 до 7 лет заключения.

По данным «Ъ», топ-менеджеры АМНГР не признали свою вину, считая, что в катастрофы виноват отвечавший за буксировку платформы Миша Терсин. Правовую оценку его действиям следствие еще не отдало. Скорее всего, ему также будет предъявлено обвинение, после этого дело будет закрыто в связи со гибелью подозреваемого.

Евгения Ъ-Сычева, Хабаровск





Copyright © Poocheredno.ru - Что нового и интересного. All Rights Reserved.